«Народный мастер России» Лузянин И.Б.

    В старину Распоповские дворы Орловского уезда, что в 15 км от Орла, занимали особое место в гончарном промысле. Гончары жили здесь издавна. Десятки тысяч горшков и кубанов расходились по окрестным деревням и пользовался этот нехитрый товар большим спросом.

    Игорь Борисович копал землю в огороде и стал находить черепки глиняной посуды. Было это более десяти лет назад. И сильно заинтересовался своими находками. Постепенно ему удалось восстановить рецепты изготовления чернолощеной и белоглиняной неглазурованной посуды. Стал лепить горшки и крынки с сохранением традиционных технологий : на гончарном круге, с ручным промешиванием глины, с обжигом в горне на дровах.

       

    Игорь Борисович освоил весь ассортимент крестьянской посуды (крынки, горшки, квасники, кувшины, миски и т.д.), наполнив их новым современным содержанием. Формы сосудов, их покрытие Лузянин сохранил такими, какими они были в древности. Сам сделал гончарный круг, а также печь для обжига по старинному образцу.

    Брал уроки гончарного дела у известного на всю область потомственного мастера Петра Ивановича Логвинова, что живет в селе Сергиевское Урицкого района. Петр Иванович славился умением преподнести приемы и секреты мастерства, переданные ему по наследству отцом и дедом, потомственными гончарами. Петр Иванович научил Игоря Борисовича чему-то большему, чем как пальцы держать, или как форму тянуть.

    Игорь Борисович достиг большого мастерства в гончарном искусстве. За гончарным кругом он восседает как бог. Смотреть на его работу одно удовольствие. Пальцы его, коснувшись комка сырой глины, словно поют и бегают, как живые механизмы. Сырая глина податливо льнет к его рукам, и их движение сливаются с движениями его души. Посуда на его гончарном круге рождается естественно и непринужденно, словно сама по себе.

       

    Освоив весь ассортимент крестьянской посуды, Игорь Борисович занялся бытовой керамикой. Стал делать рукомои, свешники, каганки, печные изразцы и трубы, плинфы. Затем стал делать свистульки, анималистическую и жанровую пластику, детские игрушки, кукольную посуду, бусы, шарики, обереги.

    Игрушки, создаваемые Лузяниным просты — сюжеты их — уточки, птички, барашки, лошадки, оленята — незатейливы и бесхитростны. Орнамент всегда одинаков: крест и четыре точки вокруг него. Игрушки Лузянина мягки, лиричны, в них есть что то от колыбельных песен. Глядя на изделия Игоря Лузянина понимаешь, что это не просто гончар, а мастер большой внутренней культуры.

    Его изделия — не стилизация под архаику и не примитив, не экзотические образцы, лишь перекликающиеся с чем-то древнем. В его рукотворных вещах нашло отражение подлинное мировосприятие народного мастера, запечатлевшего генетический код народа.

    Односельчане часто просят Игоря Борисовича сделать то горшок, то кувшин. Для них это не просто чернолощеная керамика — это память о предках, свидетельство связи с ними, это приобретение более духовное, чем материальное. Это объединяет людей, упрощает общение между ними. И вся деревня уже знает, что изделия Лузянина — не просто продукция его промысла, это именно Распоповская посуда. Словно живая книга традиций, она бережет и хранит душу.

       

    Складывается впечатление, что в тяжелые годы испытаний силы небесные посылают на землю такого человека, как Игорь Лузянин, который всей своей жизнью говорит: «Обернитесь к своим корням», учит, как надо любить культуру своего народа, как надо нести её людям, чтобы поддержать их в трудные годы, чтобы не пали они духом, а, пообщавшись с таким мастером, преисполнились сил и решимости самим заняться ремеслом.


    В этом разделе: